up
Official Information
Portal
Karaganda 32°C
Law of the RK "On access to information" the most important sections of the site
Virtual reception

Azat BAYARLIN: "I am inspired by unusual female images for masterpieces"

Назад

Он почти 50 лет рисует людей, создает скульптуры, но глаза все еще как у мальчишки загораются при создании нового образа. 58-летний Азат Хамбетович Баярлин из Астаны – член Союза художников Казахстана, скульптурной ассоциации Канады, доцент. Чтобы достичь этих высот, ему пришлось пройти адский путь, на котором встречались недопонимание, невостребованность, несправедливость… Он впервые приехал в город металлургов, его пригласили участвовать в Международном симпозиуме скульпторов, посвященном 50-летию Казахстанской Магнитки. О нелегкой доле художника он нам и поведал.

- Азат Хамбетович, когда вы поняли, что жить не можете без творчества?
- Лепкой я начал заниматься очень рано, где-то с 8-10 лет. Сначала ходил в Дом пионеров, мне повезло, что наставницей была Ольга Петровна Шмитс, к своему делу она относилась с душой. После окончания 8-го класса стало ясно, что я и дальше буду идти по этому пути, и в 1968 году поехал поступать в Алматинское художественное училище. Окончил его в 1972-м и в том же году поступил в Ленинградский институт живописи, архитектуры и скульптуры. После окончания института вернулся в Алматы, преподавал рисунок, скульптуру, композицию в художественном училище. Но здесь была проблема с жильем. Поэтому в 1983-м вместе с женой и ребенком уехал в Томск, где предоставили крышу над головой.
- Я смотрю, вы скиталец. Почему не сиделось на одном месте?
- Ой, Леночка! Жизнь у людей искусства такая бродячая. Художник всегда страдает, ищет место, где ему дадут воплотить свои идеи. Это очень сложно. Да, я еще не все вам рассказал. В 1985 году я поехал на творческий симпозиум в Ригу, там получил очень хорошие отзывы на свои работы от Всесоюзной художественной комиссии. Там же меня рекомендовали в Союз художников СССР. Но на этом мои скитания не закончились. В 1986-м году в Красноярске открылось Сибирское дальневосточное отделение Союза художников СССР, где в творческие мастерские набирались выпускники высших учебных заведений для повышения квалификации. Группу аспирантов пригласили преподавать в Красноярский государственный художественный институт, и я рискнул! Года четыре там преподавал, и получил должность доцента скульптыры. Это были очень плодотворные годы. После Красноярска я приехал в Алматы с семьей и прожил там до 2000 года, в 2001-м мне предложили поработать в Канаде, городе Торонто. Ох, какой интересный период в жизни и творчестве это был! Часто бывал на выставках американских, канадских скульпторов, получил уникальный багаж знаний. Мы там прожили три года, мои дети получили хорошее образование. А в 2003 году с семьей вернулся в Казахстан, теперь уже в Астану, построил себе мастерскую и сейчас там работаю.
- Удалось взрастить именитых скульпторов?
- Еще каких! Один из моих студентов - бурят Даши Намдаков - теперь стал известным российским скульптором, его знают во всем мире, он живет в Москве, работает в национальном стиле, у него очень своеобразная пластика. Многие молодые художники даже стараются ему подражать, хотя это неправильно, конечно.
- А правда ли, что художники – народ бедный?
- Ни в коем случае так нельзя говорить! Люди искусства востребованы, просто бывают свои трудности. Я считаю, что творчество - это великое благо, это счастье, когда человек может сам творить. Скульпторы в советское время были вообще самые высокооплачиваемые люди. Серьезный памятник мог стоить порядка 30-60 тысяч рублей, в то время как не низкой считалась зарплата в 100-300 рублей. И сейчас это недешевое удовольствие для заказчика, но работать ради денег нельзя, это кощунство. Вопрос о гонорарах, я думаю, нетактично задавать. Я, конечно, на «роллс-ройсах» не езжу, но на жизнь хватает. Хотя материальные блага достаются с большим трудом. Я удивился, когда прочитал записи великого художника Леонардо да Винчи. У него были расписаны все его расходы, он подсчитывал все до копейки. Я восторгаюсь его судьбой, он был экспериментатор, иногда убегал от заказчиков, потому что в ходе эксперимента с красками его картины портились. Вообще, судьба художника простому человеку может быть непонятной.
- Я слышала, что вы автор многих памятников. Перечислите их.
- Я выполнил памятник Сакену Сейфуллину, монумент жертвам политических репрессий, барельефы Монумента Независимости Республики Казахстан, памятник-бюст Макжану Жумабаеву, фонтан «Древо жизни», скульптуру «Астана-Евразия» в Анкаре, барельеф - мемориальную доску Алии Молдагуловой, памятник Шокану Уалиханову, памятник жертвам Чернобыльской трагедии.
- Завистники есть?
- Завистники мне «до лампочки», я об этом не задумываюсь, нельзя допустить, чтобы человек стал заложником своих страхов или жизненной рутины, которая засосет, и оттуда не выберешься. Я считаю, что для меня нет соперников, разве что Мигель Анджело да Леонардо да Винчи (смеется – прим. автора).
- А черные полосы в жизни были?
- Еще какие! Все гладко не бывает. Признаюсь честно, с 2005 года, когда я приехал из Канады, и по сегодняшний день я ни одной скульптуры по заказу не сделал. Это был некий кризис в моей жизни, но не в плане того, что идей у меня не было, просто так случилось, что я стал невостребованным. Было такое ощущение, что про меня забыли. Хотя такими вопросами должен заниматься Союз художников, но в тот период, человек, который его возглавлял, занимался своими делами. Что-то проводилось в узком кругу людей, а я был далек от этого процесса, поэтому приходилось работать, кем придется, чтобы прокормить семью. Работал в строительстве, реставрировал здания. Было обидно, что столько времени я затратил на то, чтобы стать художником, а потом все эти знания так просто разбазарить на «левые» дела. Это довело меня до больницы, я пролежал там несколько месяцев, нервы сдали, в общем, хлебнул я горя, было очень тяжелое время. Так продолжалось до тех пор, пока меня не пригласили к вам, в Темиртау. А то я уже себе места не находил. Но творческий процесс не останавливается, у себя в мастерской я по-прежнему делаю эскизы. Времена меняются, в Союзе художников сейчас происходят положительные изменения, и я думаю, что все изменится.
- Что больше всего вас вдохновляет на творчество?
- Я любитель женских образов, ничего прекрасней нет, интересно найти в женском образе изюминку - это вершина искусства. Кстати, лучшие скульпторы, например, во Франции, лепили только женские фигуры. Но, наверное, у каждого художника есть свои пристрастия. Я с удовольствием леплю фигуру, рисую, делаю работы в стиле «ню» – это преклонение перед природой, что может быть лучше?! Художнику редко встречаются такие образы, которые он хочет изобразить. А когда найдет его, то не всегда удается уговорить натурщицу, люди еще к этому не готовы.
- А как вы относитесь к людям, которые не понимают искусства?
- Мне их жалко, это инвалиды, я так считаю, ущербные люди, если они не понимают то, что создано природой, руками человека. Скорее всего, это недостаток образования, культуры. Любовь к искусству должна прививаться с детства, иначе потом у нас так и получается, что люди, которые не уважают искусство, губят памятники, портят картины и так далее.
- Дети по вашим стопам не пошли?
- Не совсем. Старший сын окончил в Канаде университет по специальности «Логистика», сейчас работает в агрохолдинге менеджером. Дочь окончила университет, дизайнер, она хорошо рисует, но сейчас нянчится с моим любимым внуком. Младший сын учится в 7 классе, увлекается большим теннисом. А жена занимается нетрадиционным лечением, это передалось ей от бабушки, которая была народным лекарем. Кстати, в Канаде мы жили благодаря тому, что супруга лечила людей.
- Вы, наверное, очень обрадовались, когда вас пригласили на международный симпозиум в Темиртау?
- Конечно! Я с удовольствием согласился, потому что сейчас свободен и вообще мне это стало интересно. Я не знаю, окажусь ли в числе победителей, но хотелось бы. За первые три призовых места будут давать денежные премии – для меня это было бы хорошим подспорьем. Лучшие работы будет отбирать комиссия. Материал, инструменты и проживание предоставили, организация хорошая, условия вдохновляют, поэтому все стараются сделать работу на славу. В шесть часов подъем, и уже в семь мы стоим у камня, работаем до 8-9 часов вечера. Потом приятно будет подарить свои скульптуры вашему городу.
- Когда вернетесь в Астану, над чем будете работать?
- Я продолжу работу над эскизом образа Александра Сергеевича Пушкина, который мне интересен как поэт и личность. Хочется изобразить его таким, каким его еще никто не представлял. Это будет мое внутреннее ощущение, если удастся, то открою еще одну страницу в его истории. Кстати, Пушкина несколько художников попытались представить по-разному. В этом и заключается уникальность произведения, если художник сумел передать и вложить в свое произведение душу, эмоции и это будет бесконечный процесс. Такие памятники есть в Москве и Санкт-Петербурге.
- Спасибо за беседу, Азат Хамбетович!

Елена ЛАРИНА
Фото автора

The President of Kazakhstan Address to the Nation of Kazakhstan.2017
Official site of the president of the republic of kazakhstan
Kazakhstan Strategy 2050
The Prime Minister of Kazakhstan
Show the entire site map