up
Official Information
Portal
Karaganda -15°C
Law of the RK "On access to information" the most important sections of the site
Virtual reception

My friend Nursultan

Назад

2010 год – юбилейный для большинства выпускников Днепродзержинского технического училища металлургов 1960 года. Среди них и Макаш Татимов, ставший впоследствии первым в Казахстане профессиональным демографом. Участие во Всесоюзной переписи 1959 года для него явилось хорошей школой. Профессор Татимов назвал свою книгу, которая увидела свет в прошлом году, «Елбасы және ел саны» – «Президент и народонаселение». Ведь политика Главы нашего государства внесла большую лепту в решение проблем демографии. Но обо всем по порядку.
– Я лично, – рассказывает Макаш Татимов, – не стремился сразу после школы попасть в вуз. Советским школьникам тех лет вбивали в голову, что ведущая сила общества – это рабочий класс. А у меня все ближайшие родственники были рабочими: отец – кочегар, дядя – матрос Иртышского пароходства. Из 72 юношей из Казахстана, которые поехали осенью 1958 года в Украину, с металлургической специальностью более или менее был знаком только я.
Другой дядя по отцу устроил меня после школы на АЗТМ (Алматинский завод тяжелого машиностроения) в литейный цех учеником формовщика. Он же и посоветовал поехать в Украину, чтобы я там смог получить металлургическую специальность. В молодежных газетах звучали в те годы призывы поднимать Казахстанскую Магнитку – Темиртауский металлургический завод.
Я попал в группу, где обучали на машинистов чугунозаливочного и сталеразливочного мостового крана. Поселили нас в одном крыле учебного корпуса, переоборудованного под общежитие. Вот там я и познакомился с юношей, который потом стал Президентом Казахстана. В те годы, не буду скрывать, в технических училищах процветала дедовщина (среди нас было немало парней, отслуживших в армии). Первыми взбунтовались горновые. Они свергли своего старосту-переростка и выбрали вместо него Нурсултана Назарбаева.
Про этого парня мы все были уже наслышаны. Преподаватели постоянно ставили нам его в пример. Кстати, сейчас во многих СМИ мелькает, что якобы будущего Президента Казахстана уже тогда пророчили в премьеры, президенты и спикеры, хотя в то время таких слов в обиходе советских людей не было – они считались атрибутами буржуазной власти. А вот в председатели Совета Министров Казахстана – это да, было, я сам свидетель тому. Преподаватель истории КПСС (жаль, запамятовал ее фамилию), предрекая ему большое будущее, так и говорила: «Я уверена, что ваш земляк Нурсултан Назарбаев станет председателем Совмина вашей республики. До чего ясная голова у парня!»
Мы Нурсултана видели со стороны – плечистый парень, от других отличался тем, что вел себя по-взрослому степенно. Помнится, однажды я встал спозаранку (еще не было и шести), вышел в коридор и увидел его прыгающим на скакалке. Мы посмотрели друг на друга, поздоровались, и я отметил про себя: «Наверное, педагоги правы. Кен мандайлы екен – лобастый, наверное, ума палата».
Вскоре представился случай познакомиться с ним поближе. На торжественном собрании, посвященном 41-й годовщине Великой Октябрьской революции, староста горновых Нурсултан Назарбаев выступил от имени казахстанских курсантов. Нам всем понравилось выступление, а самое главное, мы удивились его смелости: мало кто из нас, выпускников в основном национальных казахских школ, решился бы выйти на трибуну.
Все эти мимолетные встречи стали предтечей к тому, чтобы именно Нуреке сыграл определяющую роль в моей судьбе: он помог выбрать профессию, которая стала в дальнейшем смыслом моей жизни. В 1959 году в СССР была очередная перепись населения. Готовиться к ней начали загодя. Однажды меня вызвали к директору училища. Он начал с того, что наше общежитие считается нежилым помещением, поэтому мы, курсанты из Казахстана, можем остаться вне переписи.
– Мы решили назначить тебя помощником инструктора, – продолжил он. – Своим приказом я освобождаю тебя на месяц от занятий, пойдешь проходить инструктаж на специальных курсах.
Когда уже выходил из кабинета, директор остановил меня: «А ты знаешь, кто тебя рекомендовал? Ваш староста Назарбаев».
У нас, крановщиков, был вообще-то другой староста, но это было уже не важно. Мне польстило, что этот парень, оказывается, не просто слушал меня, когда я рассказывал об истории казахов (меня этот вопрос очень интересовал), а каким-то наитием угадал мое будущее. К переписи в училище готовились тщательно. Нам – инструктору и ее помощнику, то есть мне, активно помогали старосты групп. Самым аккуратным оказался староста горновых: Нурсултан Назарбаев раньше всех заготовил список своей группы, нам лишь оставалось сверить его данные с переписными листами.
Перепись прошла удачно: ни один из 72 казахстанцев, учившихся в техническом училище № 8, не остался не переписанным.
Вопросом о том, сколько же в том далеком 1959 году проживало всего казахов в Украине, я задался, когда уже учился на факультете социальной психологии Московского государственного пединститута, а заодно посещал занятия по демографической статистике в экономико-статистическом институте. Стал искать данные по переписи 1959 года в Ленинской библиотеке. Прошло более полувека, а та цифра до сих пор стоит перед глазами – оказывается, в то время в Украине проживали 4 785 этнических казахов.
Но это произойдет гораздо позже. А тогда, отучившись два года в Днепродзержинске, мы, 72 казахстанца, поехали по назначению – в Темиртау. Это был трудный экзамен. Работать приходилось и в стужу, и в зной. Нам еще повезло: к нашему приезду успели построить бараки. До нас молодые рабочие Казахстанской Магнитки жили в палатках.
Первое яркое событие тех лет – свадьба Нурсултана Назарбаева. Она проходила в комсомольском городке в рабочей столовой. Была та свадьба не очень богатой, зато веселой. Пелись и казахские, и русские песни, а жених был запевалой. Особенно хорошо у него выходила песня из популярного в ту пору фильма «Весна на Заречной улице».
Я, отработав два года, уехал в Москву учиться дальше, а Нурсултан и другие мои однокурсники остались там. Пророчества наших педагогов стали сбываться почти сразу. Назарбаев пришел на комбинат вторым горновым, а вскоре стал председателем профкома комбината, затем – секретарем заводского комитета комсомола, равным по статусу райкому, потом в его жизни были горком партии, обком, а дальше уже началась история. Но для меня и других наших ребят он остался хорошим, простым парнем, который всегда придет на помощь. Это ведь благодаря ему мы стали сплоченным коллективом. Нуреке стал нас собирать еще в ту пору, когда работал секретарем Карагандинского обкома партии по промышленности.
У нас, выпускников технического училища № 8, есть сейчас свои старосты в Алматы, Шымкенте и Астане. В поза-прошлом году мы, например, собрались по инициативе Назарбаева на 50-летие Казахстанской Магнитки в Темиртау. В нашем узком кругу Президент словно сбросил годы. Галстук снял, давая понять тем самым: «Я тот самый парень, которого вы знали в годы юности», а официальных лиц, сопровождавших его, сразу выпроводил за дверь.
Общался ли я с ним лично все эти годы? В 1970-х и 1980-х – нет, поскольку жили в разных городах. Начало нашим встречам положил он сам. В конце 1991 года Президент пригласил меня, как одного из сопредседателей движения «Азат», на личную встречу. Но об «Азате» мы говорили мало, больше шла речь о наболевших в обществе проблемах. Помнится, я говорил о том, что в условиях, когда сельское хозяйство республики на глазах приходит в запустение, нужно сберечь казахский аул – источник демографического роста. На загибающиеся казахские школы нужно обратить наипервейшее внимание, и квоту по оралманам надо увеличивать (кстати, что касается последних, я являюсь одним из инициаторов этого движения, а сам термин «оралман» был введен мною лично).
Как я понял позже, наша с ним беседа не прошла бесследно. В своей речи на III Съезде работников образования Президент Казахстана сказал, что вскоре будет принята программа «100 школ». А когда несколько лет назад мы летели на встречу выпускников в Украину, Нуреке сказал мне в самолете, что квота по оралманам будет увеличена до 20 тысяч в год.
Но вернемся к той встрече в 1991 году. В какой-то момент Нурсултан Абишевич спросил: «Ты все говоришь об общественных проблемах, а сам-то, наверное, тоже в чем-то нуждаешься?» Когда я вновь заговорил о демографии, он сказал: «А ты остался прежним – фанатом своей науки, материальное тебя, как всегда, не инте¬ресует. Другие ведь, попадая в мой кабинет, выпрашивают звания, должности, квартиры, а то и машины».
Но разве звания и должности могут сравниться с тем, что он сделал для меня в последующем? В 1993 году Президент пригласил меня старшим экспертом отдела информации и анализа при Администрации Главы государства. Проработав там два года, я защитил первую в республике докторскую диссертацию по политологии под многозначительным названием «Формирование самостоятельной демографической политики в РК». Саму диссертацию я фактически не писал, защитил ее по результатам опубликованных работ, которые переведены на многие европейские языки.
Галия ШИМЫРБАЕВА
Алматы
Источник: http://www.kazpravda.kz/index.php?uin=1152520370&chapter=1275074843

President Kassym-Jomart Tokayev’s State of the Nation Address September 2, 2019
Official site of the president of the republic of kazakhstan
Kazakhstan Strategy 2050
The Prime Minister of Kazakhstan
Useful links
Show the entire site map